Уважаемые посетители и врачи нашего Центра! Поздравляем вас с наступающим Новым годом! Здоровья, долголетия, счастья вам и вашим близким!
31 декабря мы работаем с 10:00 до 18:00. 01, 02, 03 января - выходные дни. С 04 января 2023 года Центр работает в обычном режиме, с 10:00 до 21:00.

Психические нарушения у пациентов с гормонально-активными аденомами гипофиза

Психические нарушения у пациентов с гормонально-активными аденомами гипофиза*

*Для цитирования: Бобров А.Е., Старостина Е.Г., Александрова М.М., Алмаев Д.Р., Павлова М.Г., Комердус И.В., Белая Ж.Е., Мельниченко Г.А. Психические нарушения у пациентов с гормонально-активными аденомами гипофиза// Социальная и клиническая психиатрия. 2018, 4, 5-10.

А.Е. Бобров1,2, Е.Г. Старостина3, М.М. Александрова2, Д.Р. Алмаев1, М.Г. Павлова5, И.В. Комердус3, Ж.Е. Белая4, Г.А. Мельниченко4


1 Московский научно-исследовательский институт психиатрии - филиал ФГБУ «НМИЦ ПН им. В. П. Сербского» Минздрава России

2 Российский национальный исследовательский университет им. Н.И. Пирогова Минздрава России

3 Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М. Ф. Владимирского

4 Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии Минздрава России

5 Первый Московский Государственный Медицинский университет им. И.М. Сеченова Минздрава России

Резюме

Ряд исследований указывает на взаимосвязь гиперсекреции гормонов при аденомах гипофиза с психическими нарушениями. Однако их соотношение с типом аденом изучено недостаточно. Цель работы - сопоставительное изучение структуры психических расстройств при трех типах аденом гипофиза: пролактиномах, сомато­тропиномах и адренокортикотропиномах.

Материал и методы. Работа основана на анализе материала исследований, проводившихся в 1994- 2016 гг. на базе отделений эндокринологии различных учреждений. В группу больных пролактиномами вошли 67 человек (жен., средний возраст 34,0±10,4 лет). В группу больных соматотропиномами были включены 82 пациента (15 муж. и 67 жен., средний возраст 55,7±13,7 лет). Группу больных кортикотропиномами составили 66 человек (9 муж. и 57 жен., средний возраст 40,4±13,5 лет). Всем пациентам было проведено клинико-психопатологическое обследование по критериям МКБ-10. При изучении больных соматотропиномами и кортикотро­пиномами применялись также опросник M.I.N.I.-6 и шкала HCL-32.

Результаты. Распространенность психических расстройств при гормо­нально-активных опухолях гипофиза (75,1-79,3%) существенно выше, чем в общей популяции и в амбулаторной медицинской сети. У больных пролактиномами преобладали расстройства невротического уровня (35,8%) в виде соматоформных и тревожно-фобических расстройств, а также аффективные расстройства (22,41%). У больных соматотропи­номами чаще всего выявлялись расстройства настроения (51,2%) и органические психические расстройства (17,1%). При кортикотропи­номах отмечались аффективные расстройства (59,1%). а также невро­тические расстройства (15,2%), представленные обсессивно-компуль­сивными тревожно-фобическими состояниями. Особого внимания заслуживает высокая частота расстройств биполярного спектра при соматотропиномах (46,3%) и кортикотропиномах (45,5%), что может иметь патогенетическое и терапевтическое значение.

Выводы. При гормонально-активных опухолях гипофиза с повышенной частотой возникают психические нарушения, характер которых связан с типом гормональной секреции.

Ключевые слова: биполярное расстройство, расстройства настро­ения, аденома гипофиза, психоэндокринология, пролактинома, акро­мегалия, болезнь Иценко-Кушинга.

 

ABSTRACT

Mental disorders in patients with hormonally active pituitary adenomas

A.E. Bobrov, E.G. Starostina, M.M. Alexandrova, D.R. Almaev, M.G. Pavlova, I.V. Komerdus, Zh.E. Belaya, G.A. Melnichenko

A number of studies points to association between hormonal hypersecretion in pituitary adenomas and mental disorders; however, their links to the type of adenoma have not been studied sufficiently. Aima comparative assessment of the structure of mental disorders in three types of pituitary adenomas, namely, prolactinoma, somatotropinoma and adrenocorticotropinoma.

Material and methods. The work is based on the analysis of the results of our studies performed in 1994 to 2016 in the departments of endocrinology of various medical Institutions. The prolactinoma group included 67 patients (all females, mean age 34,0±10,4 years). The somatotropinoma group included 82 patients (15 male and 67 females, mean age 55,7±13,7 years). The corticotropinoma group comprised 66 patients (9 male and 57 females, mean age 40,4±13,5 years). All the patients underwent clinical psychiatric interviewing based on ICD10 criteria. M.I.N.I.-6 and HCL-32 scales were also used for assessment of the patients with somatotropinomas and corticotropinomas.

Results. The prevalence of mental disorders in hormonally active pituitary adenomas (75,1 to 79,3%) is significantly higher than that in the general population and in the primary care. The prevailing disorders in patients with prolactinoma were the neurotic spectrum disorders (35,8%), such as somatoform and anxiety and phobic disorders, as well as affective disorders (22,4%). The patients with somatotropinomas most frequently demonstrated mood disorders (51,2%) and organic mental disorders (17,1%). In those with corticotropinomas, affective disorders were the most frequently identified (59,1%). as well as neurotic disorders (15,2%), represented by obsessive compulsory and anxiety/phobic states. Special attention merits the high frequency of bipolar spectrum disorders in somatotropinomas (46,3%) and corticotropinomas (45,5%), which could be of pathogenetic and therapeutic importance.

Conclusion. Hormonally active pituitary adenomas are associated with increased prevalence of mental disorders, with their tapes being related to the type of hormonal hypersecretion.

Key words: bipolar disorder, mood disorders, psychoendocrinology, prolactinoma, acromegaly, Cuishing’s disease.

Введение

Связь гормональных и психических расстройств изучается с начала 20 века. Многие ведущие психи­атры отмечали психические отклонения у паци­ентов с эндокринными заболеваниями [3,9, 13, 14], а М. Блейлер [2] описал наиболее общие закономер­ности психоэндокринных соотношений на примере «эндокринного психосиндрома». Однако в силу несовершенства принятых в тот период подходов к верификации эндокринной патологии большин­ство этих работ представляет лишь исторический интерес.

Центральную роль в регуляции работы эндо­кринной системы играет гипофиз, в связи с чем изучение психических расстройств, возникающих при его поражении, может иметь большое научное значение. Особый интерес в этом плане представ­ляют аденомы гипофиза - опухоли из эпителиальных клеток передней доли гипофиза, секретирующих гормоны, с которыми связан ряд эндокринных заболеваний. Так, пролактиномы вызывают гипер­пролактинемический гипогонадизм, соматотро­пиномы - акромегалию, а кортикотропиномы - болезнь Иценко-Кушинга (БИК); некоторые опухоли могут секретировать два и более гормона одновре­менно [20].

Эпидемиологические исследования показы­вают, что аденомы гипофиза относятся к самым частым опухолям ЦНС. Их распространенность в общей популяции, по данным нейровизуализации и аутопсии, достигает 16,7% [37], а по материалам ретроспективного анализа медицинской докумен­тации в Исландии с 1955 по 2012 годы составила 115,5 на 100 тысяч населения. Чаще всего выявля­лись гормонально-неактивные аденомы (43,1%), на втором месте - пролактиномы (39,9%), на третьем - соматотропиномы (11,3%) и кортикотропиномы (5,7%) [15].

В работе M.D.Johnson и соавт. [25] было показано, что качество жизни больных с опухолями гипофиза существенно ниже в сравнении с общей популя­цией, при этом у пациентов с различными типами

гормонально-активных опухолей отмечаются нару­шения в разных сферах жизнедеятельности. Важно также, что указанные нарушения в значительной степени обусловлены психическими расстройствами, которые более выражены при кортикотропиномах, чем при пролакто- и соматотропиномах [27]. Это обстоятельство может указывать на взаимосвязь гиперсекреции гормонов с психическими расстрой­ствами и аномалиями поведения, специфичность которых в зависимости от типа аденомы изучена недостаточно.

С учетом сказанного, целью работы явилось сопоставительное изучение структуры психических расстройств у пациентов при трех типах аденом гипофиза - пролактиномах, соматотропиномах и кортикотропиномах.

Материалы и методы

Работа основана на анализе материала нескольких исследований, проводившихся в разное время на базе отделений эндокринологии различных учреждений третичного уровня медицинской помощи.

В группу больных с пролактиномами были вклю­чены 67 человек, обследованных в клинике эндокри­нологии Первого медицинского государственного университета им. И.М. Сеченова в 1994-1996 годы. Все больные - женщины в возрасте от 15 до 64 лет, в среднем 34,0±10,4 лет. Эндокринологический диагноз был подтвержден наличием лактореи и стабильно высокого уровня биологически актив­ного пролактина в сыворотке крови, а также выяв­лением аденомы гипофиза при помощи магнитно- резонансной томографии (МРТ) [6].

В группу больных с соматотропиномами вошли 82 пациента (15 муж. и 67 жен.) в возрасте от 21 до 78 лет, в среднем 55,7± 13,7 лет. Они были обследованы в отделении терапевтической эндокринологии ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследователь­ский клинический институт им. М.Ф. Владимирского» (МОНИКИ) в 2009-2013 годы. Диагноз акроме­галии устанавливали на основании клинической картины, повышенного уровня инсулиноподобного ростового фактора-1 и/или отсутствия подавления секреции соматотропного гормона в ходе орального глюкозотолерантного теста, а также МРТ гипофиза с контрастированием [7].

Группу пациентов с кортикотропиномами (БИК) составили 66 человек (9 муж. и 57 жен.) в возрасте от 18 до 78 лет, в среднем 40,4±13,5 лет. Обследование проводилось в отделении нейроэндокринологии и остеопатий НМИЦ эндокринологии М3 РФ и в отде­лении терапевтической эндокринологии МОНИКИ им. Владимирского на протяжении 2014-2016 годов. Диагноз устанавливали на основании клинической картины и лабораторных исследований (повышен­ного кортизола в суточной моче, и/или свобод­ного кортизола в слюне, и/или отсутствия пода­вления кортизола в ходе малой пробы с дексамета- зоном -<50 нмоль/л в сочетании с нормальным или повышенным уровнем АКТГ). Центральный генез подтверждался наличием аденомы на МРТ и/или наличием градиента концентрации гормона в ходе забора крови из нижних каменистых синусов [1].

В целях настоящего исследования в него отби­рались только больные с активной стадией заболе­вания; случаи со смешанными аденомами, а также с клинически очевидным вторичным дефицитом гормонов гипофиза, обусловленным его сдавлением опухолью, исключались.

Клинико-психопатологическое обследование психиатром и постановка диагноза по критериям МКБ-10 [5] проводились всем больным. При обсле­довании пациентов с сомато- и кортикотропино­мами применялся также Краткий международный нейропсихиатрический опросник MINI-6 [32, 33] и шкала HCL-32 [12, 17] для выявления гипомании в анамнезе.

Статистическая обработка данных осуществлялась с помощью статистического пакета Statistica-6 мето­дами описательной статистики, значимость различий между группами устанавливали с использованием критериев Манна-Уитни и Фишера. За уровень стати­стической значимости было принято р<0,05.

Результаты

Сравнительное клинико-психопатологиче­ское обследование больных с различными типами аденом гипофиза показало, что структура психи­ческих расстройств в изученных группах неоди­накова. Поскольку у целого ряда больных отмеча­лось по несколько психических расстройств, то при сравнении групп использовались только ведущие диагнозы, которые приведены в табл. 1.

Таблица 1. Ведущие психиатрические диагнозы

Диагностические категории МКБ-10 (коды рубрик)

Типы аденом гипофиза

 

Пролактинома

Сомато-тропинома

Кортико-тропинома

Р (тест Фишера)

n

%

n

%

n

%

 

Органические, включая симптоматические психические расстройства (F00-F09)

1

1,5

14

17,1

0

0

0,00

Шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства (F20-F29)

1

1,5

3

3,7

1

1,5

0,61

Расстройства настроения (F30-39)

15

22,4

42

51,2

39

59,1

0,00

- расстройства биполярного спектра*

1

1,5

38

46,3

30

45,5

0,00

- депрессивный эпизод (F32)

2

3,0

3

3,7

5

7,6

0,42

- рекуррентное депрессивное расстройство (F33)

3

4,5

1

1,2

4

6

0,24

- дистимия (F34.1)

9

13,4

0

0

0

0

0,00

Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства (F40-F48)

24

35,8

6

7,3

10

15,2

0,00

- тревожно-фобические расстройства**

5

7,5

1

1,2

6

9,1

0,05

- соматоформное расстройство

16

23,9

1

1,2

0

0

0,00

- генерализованное тревожное расстройство (F41.1)

2

3

3

3,7

0

0

0,38

- обсессивно-компульсивное расстройство (F42)

0

0

0

0

4

6,1

0,01

- расстройства адаптации (F43)

1

1,5

1

1,2

0

0

Поведенческие синдромы, связанные с физиологиче­скими нарушениями и физическими факторами (F50-59)

3

4,5

0

0

0

0

0,04

Расстройства личности (F60—69)

6

9

1

1,2

1

1,5

0,03

Всего с психическими расстройствами

50

74,6

66

80,5

51

77,3

0,69

Без психических расстройств

17

25,4

16

19,5

15

22,7

0,69

Всего

67

100,0

82

100,0

66

100,0

 

Примечания: * - в рубрику расстройств биполярного спектра включались состояния, соответствующие диагностическим критериям биполярного аффективного расстройства, других биполярных аффективных расстройств, гипомании, циклотимии; ** - в группу тревожно-фобических были объединены: паническое расстройство, агорафобия, агорафобия с паническим расстройством, социальная фобия, изолированная фобия.

Как следует из табл. 1, психические расстройства отмечались у подавляющего большинства обследо­ванных пациентов. У больных с пролактиномами преобладала патология невротического уровня (35,8%) в виде соматоформных и тревожно-фоби­ческих расстройств, на второе место по частоте выхо­дили аффективные расстройства (22.4%), главным образом в форме дистимии, депрессивного эпизода и рекуррентного депрессивного расстройства. У больных акромегалией и БИК чаще всего выявлялись расстройства настроения (51,2% и 59,1% соответ­ственно), прежде всего, биполярного спектра. Второе место при акромегалии по частоте занимали органи­ческие психические расстройства (17,1%), которые проявлялись в основном в форме органического асте­нического и умеренного когнитивного расстройства. В группе пациентов с кортикотропиномами на втором месте по частоте были невротические расстройства (15,2%), представленные обсессивно-компульсивными и тревожно-фобическими расстройствами.

При анализе структуры психических расстройств у больных аденомами гипофиза обращает на себя внимание повышенная частота биполярного аффек­тивного расстройства, гипоманий и циклотимии в группах сомато- и кортикотропином, чего не наблю­далось при пролактиномах. Указанные аффективные расстройства в силу близости их клинических прояв­лений были объединены в категорию расстройств биполярного спектра (РБС). В эту категорию вошло 38 (46,3%) больных соматотропиномами и 30 (45,5%) пациентов с кортикотропиномами.

При этом важно обратить внимание, что ассоци­ация РБС с другими психическими расстройствами при акромегалии и БИК неодинакова. При сомато­тропиномах РБС нередко сочетались с органиче­скими психическими расстройствами, генерализо­ванным тревожным расстройством, специфическими фобиями, паническим расстройством, алкогольной зависимостью и расстройствами личности. При кортикотропиномах РБС сочетались с обсессивно-компульсивным расстройством, посттравматическим стрессовым расстройством, а также генерализо­ванным тревожным расстройством.

Подтверждением повышенной частоты РБС в группах больных с соматотропиномами и кортико­тропиномами явились результаты обследования этих больных с помощью шкалы HCL-32 (от 14 баллов и выше - положительный скрининг на гипоманию в анамнезе). Как следует из табл. 2, наличие РБС можно предположить более чем у половины обсле­дованных.

 

Таблица 2. Результаты обследования больных с соматотропиномами и кортикотропиномами при помощи шкалы HCL-32

Тип аденомы гипофиза

Общее количество обследованных больных, n

Количество больных по HCL-32 со значимыми результатами (>14 баллов)

Среднее значение по шкале HCL-32

n

%

Соматотропинома

76

44

57,9

14,2±4,6

Адренокортикотропинома

45

32

71,1

17,2±5,9

Значимость различий между группами, р

 

 

0,185

0,003

 

Наряду со сказанным, сопоставительный анализ психического состояния больных в изученных группах свидетельствует о высокой частоте расст­ройств тревожного спектра у пациентов с пролак­тиномами (24/67 - 35,8%) и кортикотропиномами (27/66 - 40,9%). В ряде случаев они не занимали ведущего положения в клинической картине и отхо­дили на второй план за депрессивные и органи­ческие расстройства. У больных соматотропино­мами эти расстройства отмечались с частотой 9/82 (11,0%).

Органические психические расстройства, также с учетом коморбидности с другими психическими расстройствами, встречались у 34/82 (41,5%) больных акромегалией, 1/67 (1,5%) пролактиномами, 1/66 (1,5%) БИК. Эти расстройства не всегда зани­мали ведущее положение в клинической картине, тем не менее, в силу высокой распространенности при соматотропиномах, их учет в общей структуре психических расстройств необходим.

Кроме того, при соматотропиномах отмечалась более высокая частота расстройств шизофрени­ческого спектра (3,7%), чем в популяции, чего не наблюдалось при кортикотропиномах и пролакти­номах.

 

Обсуждение

Как показало проведенное исследование, частота психических расстройств при опухолях гипофиза (75,1-79,3%) существенно выше, чем в общей попу­ляции и среди пациентов амбулаторной медицинской сети, где она не превышает 29,1% и 64,5% соответ­ственно [8, 21, 41]. В ходе работы было также обна­ружено, что структура этих расстройств у больных с разными типами аденом неодинакова. Так, при пролактиномах преобладают расстройства тревож­ного и соматоформного спектра, при соматотропиномах - биполярного и органического спектра, а при кортикотропиномах - только биполярного.

Оценивая эти результаты, следует отметить, что в научной литературе вопросы психопатологии у паци­ентов с пролактиномами рассматриваются весьма ограниченно. В частности, было показано, что у них нередко встречаются тревожные и депрессивные состояния, а также повышенная агрессивность [4, 26, 35]. Описан ряд клинических случаев развития приступа шизофрении у больных с пролактиномами [39], а также возникновение у них импульсивных расстройств [18].

Результаты проведенного исследования позволяют конкретизировать представления о психических расстройствах при пролактиномах: наряду с высокой частотой тревожных состояний, в данной группе паци­ентов часто встречались соматоформные расстрой­ства, возможные механизмы развития которых были описаны ранее [10,11]. При этом полученные резуль­таты находятся в соответствии с данными об отно­сительно редком возникновении при пролактиномах тяжелых психических расстройств [40].

Что касается психопатологических состояний при соматотропиномах, то в литературе имеются указания на ассоциацию акромегалии с аффектив­ными расстройствами, а также расстройствами личности и когнитивными нарушениями [24, 34]. Прижизненная распространенность аффективных нарушений у больных акромегалией по оценке С.Sievers и соавт. [34] составляет 34,6%.

В настоящем исследовании также была выявлена значительная частота аффективных расстройств при акромегалии, однако она оказалась существенно выше (51,2%). Кроме того, было обнаружено преобладание РБС и органических психических расстройств, а также установлена повышенная частота расстройств шизофренического спектра.

По данным литературы, частота психических расстройств при кортикотропиномах варьирует в диапазоне от 54 до 81% [23, 29, 30]. В частности, в работе R.F.Haskett [22] было показано, что, хотя 80% пациентов с БИК находятся в депрессии, у 30% из них обнаруживались симптомы гипомании. На высокую частоту РБС при синдроме Кушинга, особенно на начальных этапах эндокринного забо­левания, указывали также J.I.Hudson и соавт. [23].

Полученные в настоящем исследовании данные показали еще более высокую частоту РБС при БИК (45,5%). Выявленная частота тревожных расстройств (10,9%) в целом соответствует данным других авторов о высокой распространенности генерали­зованной тревоги и панических приступов [29, 36].

Высокая частота РБС при акромегалии и болезни Иценко-Кушинга заслуживает особого обсуждения. В работах последнего времени указаний на это ни при соматотропиномах, ни при кортикотропиномах практически нет. По всей видимости, это отчасти связано с методологическими проблемами: в работах, выполненных после 2000 года, для оценки психиче­ского состояния обычно применялись стандарти­зированные структурированные диагностические интервью, которые вследствие низкой чувствитель­ности затрудняют диагностики гипоманий и соот­ветственно - биполярных расстройств [16, 19, 31, 36, 38]. В исследованиях 80-х годов эти инструменты не использовались, в связи с чем аффективные расстрой­ства квалифицировались более дифференцированно. Кроме этого, следует отметить, что большую часть пациентов, которые были отнесены к категории РБС, составляли больные биполярным аффективным расстройством II типа и другими неклассическими формами биполярных расстройств. Психопатологи­ческое исследование этих состояний было начато только в самые последние годы, несмотря на их клиническую и терапевтическую важность [12, 28, 31], а их проявления при соматических расстрой­ствах вообще практически не изучались. Необходимо отметить, что связь выделенных в данной работе РБС с собственно биполярным расстройством неоче­видна, поскольку схожие феноменологические прояв­ления могут быть обусловлены влиянием различных факторов, включая органические и гормональные [36]. Последнее обстоятельство может иметь немало­важное значение для оценки патогенетических меха­низмов взаимосвязи гормонов и поведения, а также иметь прогностическое и терапевтическое значение.

Ограничения настоящего исследования связаны с тем, что клиническая оценка состояния больных прово­дилась в разные периоды, и критерии диагностики РБС в 1994—1996 годы могли отличаться, что возможно сказалось на недостаточном выявлении стертых форм РБС при пролактиномах. Необходимо также принять во внимание, что контингенты больных в проводимых исследованиях различались. Так, больные с пролак­тиномами наблюдались перед лечением в основном амбулаторно, тогда как остальные поступали для стационарного обследования и лечения, что косвенно могло быть связано со степенью тяжести состояния. У всех обследованных пациентов была моногормональная (секретирующая только один гормон) аденома гипофиза. Дефицита других тропных гормонов на фоне роста или лечения аденомы у большинства паци­ентов не было. Выявленный в единичных случаях гипотиреоз (как вторичный, так и первичный) на момент обследования быт в состоянии медикамен­тозной компенсации. В то же время следует отме­тить, что исследование проводилось на протяжении длительного времени, за этот период изменились и усовершенствовались методы диагностики гипофи­зарной недостаточности, поэтому нельзя полностью исключить дефицит других гормонов гипофиза и его влияние на психическое состояние пациентов. К ограничениям данной работы следует также отнести отсутствие контрольной группы условно здоровых лиц и то, что динамика состояния обследованных пациентов не прослеживалась.

 

Заключение

Таким образом, в настоящей работе впервые проведен сопоставительный анализ психических расстройств при гормонально активных опухолях гипофиза. Показано, что при всех типах опухолей психические нарушения невротического, аффек­тивного и органического спектра встречаются со значительной частотой, причем прослеживается взаимосвязь между их характером и типом опухоли. Немаловажным фактом явилось также обнаружение повышенной частоты расстройств биполярного спектра при соматотропиномах и кортикотропиномах, а также тенденция к повышению частоты расстройств шизофренического спектра при соматотропиномах.

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1.            Белая Ж.Е., Рожинская Л.Я., Вагапова Г.Р., Волкова Н.И., Григо­рьев А.Ю., Гринева Е.Н. и соавт. Болезнь Иценко-Кушинга: клиника, диагностика, дифференциальная диагностика, методы лечения / Под ред. Г.А. Мельниченко и И.И. Дедова // Федеральные клинические рекомендации. М.: Российская ассоциация эндокринологов; 2014.78 с.

2.            Белкин А.И. Манфред Блейлер (при участии Р.Гесс). Эндокрино­логическая психиатрия (Endocrinologische Psychiatrie, M.Bleuler, Miteinem Beitragvon R.Hess, Stuttgart, Thieme, 1954) // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. 1957. Т. 57. Вып. 2. С. 271-282.

3.            Блейлер Э. Руководство по психиатрии. Берлин: «Врачъ», 1920. С.298-303.

4.            Бобров А.Е., Мельниченко Г.А., Пятницкий Н.Ю., Бондаренко М.Г. Психические расстройства при первичной гиперпролактинемии // Проблемы эндокринологии. 1995. Т. 41. Вып. 2. С. 22-25.

5.            ВОЗ. МКБ-10 Классификация психических и поведенческих расстройств. Исследовательские критерии. СПб.: WHO, 1994.300 с.

6.            Дедов И.И., Мельниченко Г.А., Романцова Т.И., Рожинская Л.Я., Дзеранова Л.К., Иловайская И.А., Далантаева Н.С., Бармина И.И. Гиперпролактинемия. Современные подходы и старые проблемы // Вестник репродуктивного здоровья. 2009. Т. 2. С. 2-8.

7.            Дедов И.И., Молитвословова Н.Н., Рожинская Л.Я., Мельни­ченко Г.А. Федеральные клинические рекомендации по клинике, диагностике, дифференциальной диагностике и методам лечения акромегалии // Проблемы эндокринологии. 2013. Т. 6. С. 4-18.

8.            Краснов В.Н., Довженко Т.В., Бобров А.Е., Семиглазова М.А., Рыбина Н.А. Распространенность психических расстройств у больных первичной медицинской практики в Москве и методы их выявления // Актуальные вопросы внебольничной психоневроло­гической помощи детскому и взрослому населению: избранные труды. Материалы научно-практической конференции с между­народным участием. СПб., 2009. С. 157-158.

9.            Кречмер Э. Строение тела и характер. М.: Гос. изд-во медицинской литературы, 1930.

10.         Мельниченко Г.А., Бобров А.Е., Кулыгина М.А., Павлова М.Г., Самсонова Л.С. Групповая психотерапия больных с гиперпро­лактинемическим гипогонадизмом // Проблемы эндокринологии. 2002. Т. 5. С.18-22.

11.         Мельниченко Г.А., Павлова М.Г., Бобров А.Е., Романцова Т.И., Белянчикова М.А., Пятницкий Н.Ю., Самсонова Л.С. Клиническое состояние и поведение больных с гиперпролактинемическим гипо­гонадизмом на фоне терапии селективными агонистами дофамина //Проблемы эндокринологии. 2001. Т. 1. С.11-15.

12.         Мосолов С.Н., Ушкалова А.В., Костюкова Е.Г., Шафаренко А.А., Алфимов П.В., Костюкова А.Б. и др. Валидизация российской версии опросника HCL-32 для выявления пациентов с биполярным аффективным расстройством II типа среди больных, наблюдаю­щихся с диагнозом рекуррентного депрессивного эпизода // Соци­альная и клиническая психиатрия. 2015. Т. 25. Вып. 1. С. 21-30.

13.         Орловская Д.Д. Общая характеристика психических расстройств при эндокринопатиях // Руководство по психиатрии / Под ред. А.В.Снежневского, Том 2. М.: Медицина, 1983. С. 177-181.

14.         Осипов В.П. Курс общего учения о душевных болезнях. Берлин: Госиздат, 1923. С. 497-509.

15.         AgustssonT.T., Baldvinsdottir Т., Jonasson J.G., Olafsdottir Е., Steinthorsdottir V., Sigurdsson G. et al. The epidemiology of pituitary adenomas in Iceland, 1955-2012: A nationwide population-based study // Eur. J. Endocrinol. 2015. Vol. 173 N 5. P. 655-664.

16.         Akiskal H.S., Bourgeois M.L., Angst J., Post R., Moller H., Hirschfeld R. Re-evaluating the prevalence of and diagnostic composition within the broad clinical spectrum of bipolar disorders // J Affect Disord. 2000. Vol. 59. Suppl 1. P. 5-30.

17.         Angst J., Adolfsson R., Benazzi E, Gamma A., HantoucheE., Meyer T., Skeppar P., Vieta E.S.J. The HCL-32: Towards a self-assessment tool for hypomanic symptoms in outpatients // J Affect Disord. 2005. Vol. 88, N2. P. 217-233.

18.         Bancos I., Nannenga M., Bostwick J., Silber M., Erickson D., Nippoldt T. Impulse control disorders in patients with dopamine agonist-treated prolactinomas and nonfunctioning pituitary adenomas: a case-control study // Clin. Endocrinol. 2014. Vol. 8(6). P. 863-868.

19.         Benazzi F. Challenging DSM-IV criteria for hypomania: diagnosing based on number of no-priority symptoms // Eur. Psychiatry. 2007. Vol. 22(2). P. 99-103.

20.         Cimpean A.M., Melnic E., Halinisteanu B., Corlan A., Coculescu M., Rusu S. et al. Geographic-related differences of pituitary adenomas hormone profile: Analysis of two groups coming from southeastern and eastern Europe // Int. J. Endocrinol. 2015. Vol. 6. P. 1-5.

21.         Goncalves D.A., Mari Jde J., Bower P., Gask L., Dowrick C., Tofoli L.F. et al. Brazilian multicentre study of common mental disorders in primary care: rates and related social and demographic factors // Cad. Saude Publica. 2014. Vol. 30(3). P. 623-632.

22.         Haskett R.F. Diagnostic categorization of psychiatric disturbance in Cushing’s syndrome//Am. J. Psychiatry. 1985. Vol. 142(8). P. 911-916.

23.         Hudson J.I., Hudson M.S., Gnffing G.T., Melby J.C., Pope H.G. Phenomenology and Family History of Affective Disorder in Cushing’s Disease//Am. J. Psychiatry. 1987. Vol. 144. P. 951-953.

24.         Iglesias P., Bernal C., Diez J.J. Curious cases: Acromegaly and schizophrenia: an incidental association?// Schizophr. Bull. 2014. Vol. 40(4). P. 740-743.

25.         Johnson M.D., Woodburn C.J., Lee Vance M. Quality of life in patients with a pituitary adenoma // Pituitary. 2003. Vol. 6. P. 81-87.

26.         Kellner R., Buckman M., Fava M., Fava G., Mastrogiacomo I. Prolactin, aggression and hostility: a discussion of recent studies // Psychiatr. Dev. 1984. Vol. 2. P. 131-138.

27.         Leistner S.M., Klotsche J., Dimopoulou C., Athanasoulia A.P., Roemmler-Zehrer J., Pieper L. et al. Reduced sleep quality and depression associate with decreased quality of life in patients with pituitary adenomas // Eur. J. Endocrinol. 2015. Vol. 172. P. 733—13.

28.         Moro M.F., Lecca M.E., Ghillani M.A., Alacqua M., Carta M.G. Misdiagnosed Hypomanic Symptoms in Patients with Treatment- Resistant Major Depressive Disorder in Italy: Results from the Improve Study // Clin. Pract. Epidemiol. Ment. Heal. 2014. Vol. 10. P. 42-47.

29.         Pereira A.M., Tiemensma J., Romijn J.A. Neuropsychiatric disorders in Cushing’s syndrome // Neuroendocrinology. 2010. Vol. 92, Suppl. l.P. 65-70.

30.         Santos A., Resmini E., Pascual J.C., Crespo I., Webb S.M. Psychiatric Symptoms in Patients with Cushing’s Syndrome: Prevalence, Diagnosis and Management// Drugs. 2017. Vol. 77. P. 829-842.

31.         Schmidt F.M., Steinberg H., Himmerich H. Differenzialdiagnostik der Bipolaren Storung: historische und klinischelmplikationen und Perspektiven // Fortschritte der Neurologie Psychiatrie. 2015. Vol. 83(2). P. 74-82.

32.         Sheehan D., Janavas J., Harnett-Sheehan K., Sheehan M., Gray C., Lecrubier Y. et al. M.I.N.I. Russian Translation Version 6.0.0 DSM-IV // Mapi Research Institute. 2010. P. 32.

33.         Sheehan D.V., LecrubierY., Sheehan K.H., Amorim P., Janavs J., Weiller E. et al. The Mini-International Neuropsychiatric Interview (M.I.N.I.): the development and validation of a structured diagnostic psychiatric interview for DSM-IV and ICD-10//J. Clin. Psychiatry. 1998. Vol. 59. Suppl. 20. P. 22-33.

34.         Sievers C., Dimopoulou C., Pfister H., Lieb R., Steffin B., Roemmler J. et al. Prevalence of mental disorders in acromegaly: a cross-sectional study in 81 acromegalic patients // Clin Endocrinol. 2009. Vol. 71(5). P. 691-701.

35.         Sobrinho L., Almeida-Costa J. Hyperprolactinaemia as a result of immaturity or regression: the concept of maternal subroutine. A new model of psychoendocrine interactions // Psychother. Psychosom. 1992. Vol. 57(3). P. 128-132.

36.         Starkman M.N. Neuropsychiatric findings in Cushing syndrome and exogenous glucocorticoid administration // Endocrinol. Metab. Clin. North Am. 2013. Vol. 42(3). P. 477-188.

37.         Theodros D., Patel M., Ruzevick J., Lim M., Bettegowda C. Pituitary adenomas: historical perspective, surgical management and future directions // CNS Oncol. 2015. Vol. 4(6). P. 411-429.

38.   Thomas P. The many forms of bipolar disorder: a modem look at an old illness // J. Affect. Dis. 2004. Vol. 79. Suppl. 1. P. 3-8.

39.   Tsigkaropoulou E., Peppa M., Zompola C., Rizos E., Xelioti 1., Chatziioannou S., Filippopoulou A., Lykouras L. Hypogonadism due to hyperprolactinemia and subsequent first episode of psychosis // Gend. Med. 2012. Vol. 9(1). P. 56-60.

40.   Weitzner M.A.. Kanfer S., Booth-Jones M. Apathy and pituitary disease: it has nothing to do with depression // J. Neuropsychiatry Clin. Neurosci. 2005 Vol. 17(2). P. 159-166.

41. WHO International Consortium in Psychiatric Epidemiology. Cross¬national comparisons of the prevalences and correlates of mental disorders // Bull. World Heal. Organ. 2000. Vol. 78(4). P. 413 426.


Онлайн сервис

Связаться с Центром

Заполните приведенную ниже форму, и наш администратор свяжется с Вами.
Связаться с Центром

Дополнительные сведения